А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Мне это безразлично. Чего ты хотел?
– Ничего особенного, всего лишь сообщить одну маленькую, но приятную новость. Помните тот портрет с вашим изображением, что достался Алиру Кумару по наследству от предка и висел в его кабинете? И которую он не хотел продать вам ни за какие деньги. – Черный капюшон неспешно качнулся. – Ее больше нет. – Сантьяга закинул ногу на ногу и с интересом посмотрел на Князя. Сквозь вьющийся вокруг того плотный мрак трудно было что-то разглядеть, поэтому Сантьяга скорее ощутил заинтересованность повелителя Нави.
– Ты избавился от нее?
Комиссар качнул головой.
– Все сложилось намного лучше, чем я даже мог предположить. Всю грязную работу за меня сделал рыцарь Ордена и его наемник.
– Только избавь меня от подробностей.
– Как пожелаете.
– Картина точно уничтожена?
– Можно считать и так. Восстановлению не подлежит. Так что, можете больше не волноваться. Единственное ваше изображение, князь, кануло в Лету. А охотники нарисовать вас еще раз, думаю, найдутся еще не скоро.
* * *
Всего через час он улетает в Италию. К жене и ребенку. И они опять будут жить втроем в их просторной, но такой уютной белокаменной вилле на берегу моря. Нет, в Москву он еще обязательно вернется. Возможно даже довольно скоро. Искать вдохновения, когда оно опять закончится. Сейчас же Алир чувствовал как энергия творчества переполняет каждую его клеточку. Хотелось немедленно схватиться за кисть и начать творить новый шедевр. Но нельзя. В Италии его ждут жена и ребенок и он обещал приехать. А вдохновение подождет. Тем более, что главные его генераторы он везет с собой.
Алир подошел к широкой кровати на которой были разбросаны его личные, еще не упакованные в сумки вещи и выбрал из общей кучи тяжелую резную коробочку красного дерева. Внутри, на черном бархате покоилась изумительной красоты золотая маска – тончайшая китайская работа. Несколько мгновений Кумар любовался изящным изделием. По истине, трудно было поверить что его изготовил чел. А может быть и не чел? История маски, а точнее ее создателя затерялась в веках.
Алир закрыл коробочку и перевел свой взгляд на нечто большое и квадратное в специальном кожаном чехле, стоящее у кровати. Шас осторожно расстегнул чехол. Внутри оказалась картина. Мрачная, в черно-синих тонах и вместе с тем пропитанная удивительной энергетикой. Единственный портрет самого Князя Темного Двора. Алир не знал, почему Князь был так недоволен фактом существования этого портрета, но теперь это уже и не важно. Ныне, когда все думают, что картина погибла, Князь и Сантьяга наконец-то оставят его в покое. Но сколько усилий ему пришлось приложить для этого.
Нет, изготовить копию ему не составило труда, да и с магической подписью особых проблем не возникло. Технология ее изготовления передавалась в их семье по наследству. Сложнее всего было зарядить подпись так, чтобы она среагировала с «Глазом Валькирии». Но все получилось, и даже лучше, чем он предполагал. Даже амбициозный глупец де Гор как нельзя лучше сыграл свою роль. Жаль, конечно было уничтожать голема. Возможно это была одна из лучших его работ в этой области. Но загадочный коллекционер выполнил возложенные на него функции и должен был исчезнуть, не оставив следов. И Алир знал, что так оно и произошло. Золотая табличка с заклинанием, надежно спрятанная на теле голема, превратила его в кучку праха всего через двадцать минут после разговора с де Гором в баре.
Алир вздохнул и погладил простую деревянную рамку. Жаль, конечно, что теперь он уже никогда и никому не сможет продемонстрировать свой шедевр. Не в Тайном Городе, во всяком случаи. Но разве это цена, за просто обладание таким раритетом и факт сознания того, что ему удалось обвести вокруг пальца самого Сантьягу. Очень немногие в Тайном Городе могли похвастаться, пусть даже перед самим собой, подобным достижением.
Алир застегнул чехол, вернул его на место, удовлетворенно хмыкнул и вышел из комнаты, прикрыв дверь.
Алексей Силаев
Селекционеры
Оставьте расти вместе злаки и плевелы до жатвы; а во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.
Евангелие от Матфея
«В Москве появился новый вид комаров. От обычных он отличается малыми размерами, коричневой окраской и злым нравом. В редакцию поступило множество писем с жалобами. Этот новый вид оказался стойким ко всем противокомариным препаратам. По словам специалистов, личинки этого комара могли быть завезены из Вьетнама вместе с фруктами. Нам бы очень хотел разобраться, какими средствами бороться…»
«Вечерняя Москва»
«По прогнозу Дегунинского Оракула погода этим летом преподнесёт сюрприз. Будет побита отметка в +37 градусов Цельсия в тени, которая была рекордной для Тайного Города. Дегунинский Оракул также предсказывает учащение…»
«Тиградком»

Франция, окрестности Ниццы.
Паук быстро подскочил к мухе. Укусил её. Затем, неторопливо по-хозяйски стал упаковывать свою добычу в паутину, про запас.
Человек, наблюдавший за действиями насекомого, улыбнулся. Резко взмахнул рукой, так, что та потеряла очертания. В кулаке у человека на этот раз оказалась оса. Любовно оборвав хищнице крылья, он бросил в паутину и её. Паук среагировал мгновенно. Стремительно перебирая лапками он подбежал к своей жертве, желая обездвижить её ядом. Лишённая мобильности, но не своего грозного оружия, оса не собиралась сдаваться. Пауку только с помощью какого-то шестого паучьего чувства в последней момент удалось избежать осиного жала… И гурман предпочёл ретироваться… На время.
Опасная добыча в паутине и никуда не денется. А мы пока с мухой разберёмся…
– А он у тебя оказывается трус, – позволил себе злорадную шпильку развалившейся в кресле карлик.
– Это не трусость, а благоразумие, – возразил ему великан…
«Вот если бы и мы в своё время проявили его хотя бы чуточку, под нами сейчас бы находился весь Тайный Город… А может и весь мир», – мелькнула у него мысль.
– Трус, не трус, но от обжорства он у тебя когда-нибудь лопнет. Или, может быть, ты откармливаешь его на убой? – гнул своё коротышка.
– Сколько можно спорить? Я тебе уже раз сто говорил, что каждый должен иметь любимое занятие. Да, мы проморгали свою семью, но нельзя же рвать на себе волосы десять тысяч лет, – ответил великан из угла с паутиной. – Найди себе занятие по душе и расслабься. Мне вот нравятся пауки. Думаю подсадить к нему самочку.
– Да ты даже не знаешь, что это за вид! Интересно, как ты разглядел его «паучье достоинство»? Учитывая то, как он на халяву лопает мух, я подумал, что это скорее всего она. Когда ты обнаружил эту тварь в паутине, она была размером с человские пять копеек. А сейчас, только посмотри, вымахала с пять рублей. Говорю тебе – это точно паучиха.
– Нет, это мужик. Посмотри, на третьей лапке у него «шпорка», – чуть помолчав великан добавил, – Не уклоняйся от темы. Я подыщу хобби и тебе… О, придумал! Ты будешь разводить таких больших тараканов. Кажется, они называются мадагаскарскими.
«Может быть, я и заведу какую-нибудь живность, но только не тараканов. Тоже мне хобби придумал… Как будто я не знаю, что его тварь вечно голодная, а мух в округе километров на пять днём с блуждающем огнём не найти. Всех переловил».
– Обойдешься… У меня уже есть хобби – возрождение нашего рода. И тебе не мешало бы уделять этому больше времени.
– А что? Я слежу за одной генлинией, а ты за другой… Возникли какие-то проблемы? – обеспокоился великан.
– Да нет… Просто моя подопечная разродилась двойней. Мальчик имеет неплохи задатки, а вот девочка оказалась стопроцентной челкой. Обидно.
– Будешь разыгрывать обычный сценарий: «Мальчика в детдом, а девочку на слом»? Ты же знаешь, я всегда был против устранения бракованного материала.
– Ты же сам понимаешь, дети нашей семьи должны стать воинами. Им предстоит биться за место под Солнцем! Они не смогут выстоять и двух секунд против этих чёртовых нявак, если будут расти под крылышком у своей мамаши… Я хочу, что бы чисткой на этот раз занимался ты.
– Хорошо. Но это в последний раз. Нужно разработать новый сценарий…
* * *
В середине комнаты, на высоте десяти сантиметров образовался портал. Из него в помещение еле-еле протиснулся «человек-гора».
– Я всё сделал, брат, – доложил великан карлику. – У парнишки действительно неплохие задатки… Может быть сказалась человская кровь. Зря мы тогда отказались ввести в эту генлинию гены того человского мага… Когда уж это было? Всё время путаюсь в человском летоисчислении! Взяли за моду его менять каждые пару тысяч лет.
– Брат, это и было как раз две тысячи лет назад… Иешуа был действительно сильный маг, хоть и чел…
Разговор умолк и великан решил воспользоваться моментом. Он достал из кармана спичечный коробок и со словами:
– Как там мой пузатенький? – направился к паучьему углу. – Папа был в командировке и привёз тебе парочку вкусненьких мушек… Эй, а куда делась паутину?
– Ну понимаешь, тут такое дело случилось, – смущённо улыбнулся карлик. – Ты хотел к нему самочку подсадить? Я хотел тебе сделать сюрприз… Я нашёл такую красивую. Вся чёрненькая, блестящая, с одной красной точкой на брюшке. Почти такая же крупная. И стоила немало к тому же… Посадил я её к нему в паутину. Порезвились они немного, лапками друг о друга потёрлись… А потом она его сожрала… Ну я её и сбагрил от тебя подальше. Раздавишь ещё, а за неё деньги уплачены.
* * *
Удивительные комары пропали окончательно. Очевидно, в этом виновата сильная жара, установившаяся в Москве. Но, избавив нас от насекомых, она принесла с собой пожароопасную обстановку. Не далее как на этой недели произошёл страшный пожар в детском саду. В огне погибло трое воспитателей. Однако все дети были спасены каким-то чудом…» («Или татем», – подумал великан, складывая газету. – «Хорошо, что коротышка не интересуется человскими новостями».)
«Вечерняя Москва»
«Из лабораторий Ордена сбежал экспериментальный выводок Москитов Убийц. Заклятье Король Москитов против них не действовало. Тайный Город лихорадило. Неожиданное решение по борьбе с насекомыми предложила старейшая жрица Зелёного Дома. Выход оказался как всегда прост – Домашние пауки…»
«Тиградком»


Алексей Толкачев
Масан и Ван Тесон
У рыцаря мстителя Клааса Ван Тесона было два сына. Старшему, Жозе, было пятнадцать лет, парень уже добился титула ученика войны и состоял в когорте ложи Горностаев. Младшему, Своне, было семь. Но и в этом возрасте Своне, как всякий ребенок мужского пола Великого Дома Чудь, уже обучался боевым искусствам и состоял в отряде скаутов. У старшего брата было хобби – он делал боевых големов. Мастерскую превращений Жозе посещал с юных лет и достиг уже немалых успехов. Жозе хвастался, что через полгода он уже сумеет сотворить камелопарда! (Хотя, сказать по правде, последнее время юный рыцарь большей частью занимался исследованием вопроса: нельзя ли как-нибудь научиться делать суккуба?)
Отец же говорил, что при таких успехах Жозе через пару лет может получить титул мастера превращений. Парень так увлекался големами, что, казалось, они были его лучшими друзьями. А вот маленькому Своне друзей не хватало. И учиться делать големов его пока не брали. Год назад, прошлой осенью, во время Недели Вступления в мастерскую превращений мастер посмотрел на Своне, сказал, что у мальчика, в принципе, просматриваются способности, но в мастерскую ему еще рановато.
День, о котором пойдет речь в этой истории – он как раз был накануне начала новой Недели Вступления. И назавтра мальчику снова предстояла встреча с мастером, но шансы попасть в мастерскую были невысоки. За прошедший год Своне так и не научился ничему хоть мало-мальски стоящему из области магии.
В этот день Своне встал, когда еще только начинало светать. Занятия по фехтованию начинались рано. Мальчик подошел к шкафу, где висела его одежда, и только потянул за ручку, как из шкафа вдруг раздался голос:
– Прошу вас, не открывайте!
– Кто там? – испуганно спросил Своне.
– Меня зовут Карел! – ответил голос.
– Но кто вы такой?!
– Вампир.
Мальчик облегченно вздохнул. Он-то, было, вообразил себе, что в шкафу сидит привидение! Своне никогда не видел привидений, но очень их боялся.
– А почему вы просите не открывать?
– Да понимаешь, такое дело… Я тут зашел вчера ночью к вам в замок по одному дельцу… Ну и маленько задержался. В общем, не успел вернуться домой затемно. Начало светать, а я не люблю света. Получилось, что на улицу мне уже не выйти, а тут еще и в замке стали повсюду факелы зажигать. Вот и пришлось мне поискать местечко потемнее.
– А как же вы проникли в мой шкаф?
– Да обыкновенно! Ты же, наверно, знаешь – мы, масаны, можем принимать состояние тумана. Магия крови. Ну вот, как стало припекать, так я – мигом в туман и в ближайшие щели, куда потемнее! В конце концов до шкафчика твоего и добрался. Здесь хорошо. Можно, я тут посижу у тебя до вечера, пока стемнеет?
– Ну… что ж… Посидите.
– Спасибо. Если хочешь открыть шкаф, тогда сначала задерни шторы. И давай на «ты»!
– Задернуть шторы? Но будет же ничего не видно?
– А ты что, не умеешь делать «бродячий огонек»?
– Нет, а что это такое?
– Ну ты серость необразованная! Задерни шторы!
Своне подошел к окну и задвинул тяжелые занавески. Комната погрузилась во мрак. И тут за спиной мальчика послышался какой-то шорох, потом щелчок, и вдруг под потолком возник словно бы рой маленьких светлячков!
– Ух ты! – Своне восхищенно уставился на это чудо.
– Нравится? – прошипел голос сзади .
Обернувшись, мальчик увидел высокого худощавого молодого человека с очень бледным лицом и красными зрачками.
– Нравится. А меня можешь так научить?
– Научу. Сколько тебе лет?
– Семь.
– Ну, значит, уже можешь научиться. Как тебя зовут?
– Своне.
– А меня зовут Карел. Карел, сын тьмы.
– ЗдОрово! А сколько тебе лет?
– Четырнадцать.
– О, почти как моему брату Жозе. Ему пятнадцать. Он уже ученик войны! А у тебя есть какой-нибудь титул?
– Нет. Я без титулов, сам по себе. Просто Карел. Масан из клана Гангрел. Ну так что, будешь учиться?
– Буду!!
Но тут из-за двери послышался голос мамы, она звала Своне завтракать. После завтрака начинались уроки по фехтованию, но до них все-таки был промежуток в полчаса. И эти полчаса были посвящены «бродячему огоньку». Под конец у мальчика уже стало получаться какое-то подобие нужного результата. Ведь это, на самом деле, очень простое заклинание.
Однако на фехтование отправиться все же пришлось, а когда мальчик вернулся в свою комнату после занятий, она была пуста.
– Карел! Ты где? – позвал Своне.
– Здесь я… – послышался глухой голос из шкафа. – Только не вздумай открывать дверцу, пока не задернешь шторы!
– Зачем ты опять туда залез?
– Я подумал, вдруг кто-нибудь войдет в комнату, пока тебя нет?
– Ну и что?
– Так а зачем нам нужно, чтобы меня видели в твоей комнате? Наверняка твоим родителям не понравилось бы, что у тебя появился кто-то посторонний. Я ведь знаю, какие у вас, чудов, строгие порядки!
– Это точно! – согласился Своне.
– И не даром я спрятался! Кто-то заходил, видимо служанка, убираться. Раздвинула шторы, стала подметать, вытирать пыль… Хорошо хоть в шкаф не полезла!
– Это была Бъок. Она иногда убирается в моей комнате. Только она не служанка. Она у нас экономка и моя воспитательница одновременно. А еще она у нас готовит. У нее получается такой волшебный блинг! Ты любишь блинг?
– Я все люблю! Мне что блинг, что навский шуркъ, что человский шашлык – лишь бы мяса побольше! Только я люблю недожаренное, с кровью. Слушай, Своне! Ты непременно должен познакомить меня с этой вашей Бъок! Но только не сейчас. Не все сразу. Сначала мы кое-чем займемся с тобой!
– Чем кое-чем? «Бродячим огоньком»?
– Нет, это позже!
Вампир поманил к себе мальчика:
– Подойди ко мне поближе, я скажу тебе на ушко, чем мы сейчас займемся!
Своне приблизился.
– Мы немного развлечемся! – прошептал масан.
– Это как?
– А вот смотри… Так… А это что у тебя за амулет на груди? И кто это изображен на нем?
– Как? Ты не знаешь?! Это же Цун ле Го!
– Очень интересно. А кто ж такой этот Лего? Изобретатель кубиков «Лего»?
– Не Лего, а ле Го! Ты в самом деле не знаешь?! Ну ты даешь!
– А что, собственно, такого?
– Папа говорит, что каждый знает Цуна ле Го! Это же создатель Ордена, который привел чудов на Землю!
– Да уж… Достойнейший персонаж! Вот, значит, кому мы должны быть благодарны за вашу прекрасную семейку! – проворчал масан.
– Что ты бормочешь?
– Да ничего, ничего. Это я так… Ну а каким же заклинанием заряжен этот твой амулет?
– В нем «ласковый глаз Горгоны». Знаешь такое?
– А то! Эта штука замедляет движения и мысли противника, делает его тело тяжелым… Зачем тебе она?
– Ну как же? Ведь я сам еще не умею творить боевые заклинания. А вдруг какая-нибудь опасность? В нашей семье все мальчики должны быть воинами! Конечно, я хотел бы «холодный глаз», чтобы превращать врага в камень… Но это у нас мальчикам разрешают носить только с десяти лет. А мне пока еще всего семь… А вообще, больше всего на свете я хотел бы иметь собственного голема, хотя бы маленького. Между прочим, у Рулле Ван Дромма, которому тоже семь, как и мне, есть свой големчик! Но мои родители почему-то против… – Своне вздохнул.
– Ну, ну! Не грустить! Сейчас мы с тобой отлично развлечемся! Давай-ка сюда свой амулет.
– Зачем? – насторожился Своне. – Папа говорит, что никому нельзя давать свои амулеты…
– Давай, давай, не бойся. Смотри, какой мы сейчас устроим фейерверк!
Фейерверк получился, в самом деле, на славу! Взяв амулет, Карел произнес какое-то заклинание, и из артефакта полетели под потолок маленькие огненные шарики, которые стали разрываться со смешным треском и рассыпаться на многочисленные снопы цветных искр. Как настоящий салют!
Своне пришел в восторг от этого зрелища! Он хлопал в ладоши и радостно смеялся. Смеялся и вампир. Но вот последний огненный шарик рассыпался последним фонтаном искр, и комната вновь погрузилась в полумрак. Своне взял амулет в руки. Он был горячим.
– Я могу теперь опять надеть его? – спросил Своне.
– Разумеется! – ответил Карел. – Тем более, что магической энергии в нем больше нет.
– Как – нет?! – ужаснулся мальчик.
– Ну а как же ты хотел? Конечно! Из чего же, по-твоему, состоял наш салют? Я умею преобразовывать энергию некоторых заклинаний в другие виды энергии, вот и все… Вот я и сделал тебе салют из «глаза Горгоны». Хотел тебя повеселить, а то ты вздумал нюни распускать насчет голема… А ты, я смотрю, и не рад вовсе? Ладно. Есть другая идея. Подойди поближе. Знаешь, что такое «кузнечики»?
– Насекомые такие?
– Ох, темнота! Сколько, ты сказал, тебе лет? Семь? А про «кузнечиков» не знаешь! Позор! Каждый уважающий себя мальчишка из любого Великого дома должен в этом возрасте иметь «кузнечиков». Вот, держи, дарю! Нет, ну, точнее, не дарю, а даю попользоваться. Но надолго. Но я буду их у тебя брать, когда они мне понадобятся, сразу предупреждаю! Я очень часто буду их у тебя брать. Засунь в башмаки… Да не внутрь, мешать будут – просто вставь под шнурки. Да, вот так. Ну а теперь попробуй попрыгать!
Это было что-то колоссальное! Своне подпрыгнул всего лишь чуть-чуть, но взлетел при этом почти до самого потолка! Следующий прыжок был посильнее, и мальчик подскочил уже не почти, а точно до потолка, о который пребольно ударился макушкой. Сперва Своне хотел было захныкать, но потом передумал, потому что прыгать на «кузнечиках» было куда интереснее, чем хныкать. Эти «кузнечики» оказались замечательным артефактом, увеличивающим во много раз силу прыжка! Но комната Своне явна была слишком тесным полигоном для испытания этого веселого артефакта. Совершенно позабыв о своем новом друге Кареле, мальчик гигантским прыжком подлетел к двери комнаты, распахнул ее и поскакал по гостиной. Та была куда просторнее. Через несколько секунд масан, оставшийся в комнате Своне, услышал страшный грохот и звон бьющегося хрусталя. Карел почел за благо не искушать судьбу и мгновенно скрылся в привычном уже своем убежище – в шкафу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37