А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Пророчество…
–…известно мне не хуже вашего. Пророчество гласит, что этот чел может убить этого нава. Может, а не убьет. Улавливаете разницу, любезнейшая?
– Можно подумать, у него будет возможность выбора, – фыркнула жрица. – Или вы всерьез полагаете, что он сумеет справиться с моряной в боевой шкуре?
* * *
Эта штука за окном называется морок, напомнил себе стрелок. Морок, а не голограмма. Впрочем, мысленно усмехнулся он, какая, к чертям разница. Главное – она работает. Кафе «Три Лепестка». Миленький интрерьерчик… с виду.
Он поправил съехавший к подбородку микрофон и щелкнул клавишей закрепленного на плече переговорника.
– Ветер в районе цели порывистый, до 6-ти метров в секунду, – немедленно отозвался в наушниках звонкий девичий голос. Джуля… чертова ведьма…
– Температура воздуха – минус 12,3 по Цельсию, атмосферное давление – 1012 миллибар.
– А параллакс светила?
– Что? – растерянно переспросила фея.
– Проверка слышимости, – усмехнулся стрелок и, переключив рацию обратно на «прием», покосился направо, в угол, где, подобрав под себя ноги, сжалась, пытаясь хоть как-то удержать под легким осенним пальто остатки тепла, худенькая темноволосая девушка. Очень бледная девушка. Та, чье тело, – по словам Зеленой Дамы, – должны будут обнаружить здесь.
Он мысленно посочувствовал ей. Сам стрелок был одет в пуховую куртку, надетую поверх свитера, и лежал на толстом матрасе – и все равно, гулявший по заброшенной стройке морозец покусывал его весьма ощутимо.
– Who are you? – тихо произнес он.
– Масан. – губы девушки не шевелились, слова, казалось, выплывали в голове сами по себе, – ты и тебе подобные зовут нас вампирами.
– Do you know what kind of future is waiting for you?
– Смерть. Она ждет всех нас.
– Эй, – обеспокоено прорычал монстр за его спиной: рогатое, когтисто-клыкасто-шипастое чудище сохранившее, впрочем, достаточно женских черт, чтобы выглядеть из-за этого еще более отталкивающе, – что ты там бормочешь?
– Пытаю будущее по-английски, – невозмутимо отозвался стрелок.
– Что?
– Не читала ты Хемингуэя, красотка…
– Не разговаривай.
– Это успокаивающие мантры, которые помогают мне сосредоточиться. Мы ведь не хотим, чтобы у меня случайно дрогнула рука в самый неподходящий момент, не так ли, baby?
Монстр раздраженно зашипел и хлестнул хвостом по стене. Стрелок задумчиво глянул на глубокие царапины в бетонной плите и, отвернувшись, заглянул в прицел.
– How can I kill her?
– Никак. Ты не можешь убить моряну, чел. Мы умрем.
– Ты у меня оптимисточка, – усмехнулся стрелок, любовно касаясь ладонью оливково-зеленого нейлона. – Оптимистичная такая оптимисточка… только сам я еще больший оптимист.
– Внимание, – пискнули наушники, – он подъезжает.
Стрелок глубоко вздохнул, чуть промедлив перед выдохом, и приник щекой к прикладу винтовки.
Темно-синий «ягуар» плавно припарковался у входа в кафе. Водитель, – высокий черноволосый мужчина в светлом костюме, – махнул рукой, приветствуя кого-то, уже сидящего за столиком. Прошел в дверь, сел… рядом немедленно вырос официант…
– Черт! – стрелок оторвался от прицела и, рывком сорвав наушники, отбросил их прочь. – Черт-черт-черт!
– Проблема? – осведомилась моряна.
– Угу, – стоя на коленях, стрелок напряженно рассматривал затвор. – Проблема. Большая.
– Насколько большая?
– Примерно с тебя.
В этот миг моряна вдруг осознала, что, хотя чел и не глядит на её, приклад винтовки он упер в бедро, а винтовка при этом направлена точно на её левый глаз.
Моряны славятся быстротой, – но опередить крупнокалиберную пулю, покидающую ствол с гиперзвуковой скоростью они все же не способны.
С высокоскоростными пулями вообще-то связан целый ряд весьма занимательных эффектов, описываемых длинными, как винтовочный ствол, научными формулами и не менее длинными и научными терминами вроде «гидродинамического удара». В данном случае большая часть этих эффектов проявилась в виде лопнувшей, словно перезрелый арбуз, головы оборотня.
Следующие три пули стрелок выпустил, уже вскинув винтовку к плечу. Повторить достижение своей предшественницы они, правда, не сумели, но все же кое-чего добились, – отбросили моряну в проем, где она на некоторое время затихла, целиком поглощенная вопросом восстановления.
– И что теперь? – этот вопрос девушка задала вслух и стрелок непроизвольно поёжился, разглядев блеснувшие под верхней губой полоски клыков. – Чего ты добился, чел?
– Выиграл немного времени.
– Зачем? Мы все равно умрем.
– Ну, – задумчиво сказал стрелок. – Мало ли что может произойти.
Он резко развернулся к окну и, секунду поколебавшись, нажал на спуск.
* * *
– Так вот, друг мой… – комиссар Великого Дома Навь поднял бокал и вдруг осекся, с тревогой глядя на появившийся в дальнем конце площади перед кафе черный вихрь портала. В следующий миг бокал в его руке с жалобным звоном разлетелся вдребезги, – а в стекле витрины напротив появилось аккуратное круглое отверстие.
– По-моему, это было покушение, – сказал Кортес, озабоченно глядя на обсидиановый кинжал, по почти рукоять ушедший в стену за их столиком.
– А по-моему, – голос Сантьяги звучал не менее озабоченно, но смотрел комиссар при этом на обильно испятнанный красным вином рукав своего костюма, – это было приглашение. Составите мне компанию?
– Расценки обычные? – деловито осведомился наемник.
– Могу понизить, – усмехнулся комиссар.
* * *
– Что ж, – задумчиво пробормотал Сантьяга, осторожно прислоняя винтовку к стене. – Должен признать, в этот раз Зеленый Дом избрал весьма оригинальный способ. Неортодоксальный для них, я бы сказал.
– Учатся, – пожал плечами Кортес, – причем у вас же, комиссар. Интересно, что они придумают на следующий раз?
– «Маверик» с телевизионным наведением? – жизнерадостно предположил американец.
– Кстати, – Сантьяга покосился в окно, за которым все еще продолжал висеть морок «Трех Лепестков», – мистер Кристофер…
– Крис. Просто Крис.
– Мы с другом сейчас намерены вернутся к занятию, прерванному вашим, – нав позволил себе легкую полуулыбку, – любезным предупреждением. Не желаете составить нам компанию? У вас ведь, полагаю, также найдется несколько вопросов к нам?
– Охотно, – кивнул Крис, – если в этом вашем заведении принимают «америкен экспресс»…
– Принимают, – хмыкнул Кортес. – Впрочем, вам, скорее всего, все равно придется в ближайшее время обзавестись новой. Вот такой, – наемник щелкнул пальцами и продемонстрировал американцу возникший в них прямоугольник с надписью «Тиградком».
Константин Шелуханов
Дмитрий Волк
«Касьянов день»
* * *
В ряду святых угодников Кассиан занимает совершенно исключительное место – это нелюбимый святой, «немилостивый». Раньше крестьяне свято верили, что у Касьяна недобрый взгляд: «На что взглянет – всё вянет». «Глаз Касьяна» считался настолько опасным, что в день 29 февраля крестьяне не советовали даже выходить из избы, чтобы не случилось какого-нибудь несчастья…»
Муниципальный жилой дом.
Москва, улица Миклухо-Маклая.
29 февраля, вторник, 08:12.
Артёма разбудила гнетущая тишина.
Нет, не так.
Артём проснулся от стойкого ощущения неправильности происходящего.
Нет, опять не так.
Будем честны, Артём проснулся совершенно спокойно и с чувством глубокого удовлетворения происходящим. И в этом чувстве пребывал ещё примерно восемь секунд – до того момента, как его мутный спросонья взгляд упал на светящееся табло настольных электронных часов.
Двенадцать минут девятого.
Машина Кортеса уже двенадцать минут стоит у подъезда в напрасном ожидании. А ждать Кортес не любит. Очень.
Артём сорвался с места, подобно горячему арабскому скакуну, ужаленному огромным злобным шершнем в самую деликатную часть тела. Чувствуя, как драгоценные секунды пулями свистят у виска, он прыгал на одной ноге, одновременно засовывая вторую в штанину, а голову – в узковатое горло тёплого свитера. О приятных, но совершенно необязательных мелочах типа умывания и завтрака сегодня придётся забыть. И так Кортес уже наверняка приготовил минимум часовое моральное избиение младенцев. Зверь он, этот Кортес. Садюга.
Артём накинул куртку на плечо, сунул ноги в сапоги, ухватил одной рукой шапку и барсетку, открыл входную дверь… И замер. На одной ноге, занеся другую над порогом. В удивительно неудобной позе, из числа тех, которые Кортес на тренировках приторно ласковым тоном комментирует: «Терпи, казак, а то мамой будешь», Артём стоял в дверях своей квартиры, и по его лицу медленно растекалась блаженная улыбка.
Он вспомнил, что сегодня у него выходной.
* * *
«Ценители осской изящной словесности приглашаются на очередной ежегодный слёт Общества Любителей Эпической Поэзии. В программе – чтения мастеров, творческие семинары для начинающих, подведение итогов поэтического конкурса. Слёт пройдет сегодня в…»
Муниципальный жилой дом.
Москва, улица Миклухо-Маклая.
29 февраля, вторник, 08:28.
Понять эмоции Артёма вовсе не так сложно, если знать, что этот выходной у него был первым за последние семь месяцев.
Всё началось сразу же после той памятной истории с Вестником, в результате которой Артём узнал о Тайном Городе. Тогда Кортес предложил ему стать своим постоянным напарником – поступок, о причинах которого Артём до сих пор мог только гадать. Кортес честно предупредил его о том, что ближайшие полгода Артём будет трижды в день жалеть о своем согласии на эту авантюру. Тем не менее согласие было дано без малейших колебаний, после чего Кортес самым зловещим тоном заявил: «Ты этого хотел, Жорж Дандэн» – и началось…
Тренировки. Чёртова прорва тренировок. Пробежки вокруг дома и кроссы по пересечённой сельской местности. Бесчисленные отжимания на кулаках, подтягивания и приседания, штанга и гири… Плавание в бассейне по утрам и занятия с какими-то полуподпольными группами рукопашного боя по вечерам. Пару раз в неделю Артём занимался на тренажёрах в небольшом зальчике у пересечения Дмитровского шоссе с улицей 800-летия Москвы. Руководил занятиями давний знакомый Кортеса, невысокий очень худой парень с пронзительным взглядом больших карих глаз, коротко отрекомендовавшийся при знакомстве: «Пых», – Артём так и не понял, было это именем, фамилией или прозвищем. Он же преподал Артёму основы фехтования на самых разных видах холодного оружия, включая и такие экзотические, как грабли и кухонный половник.
Стрелковые премудрости Артём постигал на курсах, устроенных рыцарями из Ложи Горностая. Вождению в экстремальных условиях его учили вместе в группой каскадёров с Мосфильма. Плюс ещё верховая езда, прыжки с парашютом и скалолазание в соответствующих спортивных секциях… В довершение всего Кортес лично устроил ему несколько уроков выживания в природных условиях, после которых Артём глубоко и надолго возненавидел пустыни, болота, горы, реки и леса. Ну и поля тоже.
И вот вчера Кортес уехал с Яной кататься на горных лыжах, а Артёму дал отдохнуть. Целый день – до своего возвращения. Ах это сладкое слово «свобода»!
Отдыхать Артем решил со вкусом, получив максимум удовольствия от жизни. Для начала следовало выпить кофе. По всем правилам.
Как надо правильно пить кофе? Прежде всего – кофе надо варить. И не в плебейской турке из «легкого металла люминя», а в чеканной медной джезве. Джезву Артёму подарил Кортес. Достойное всяческого уважения изделие средневековых малоазиатских ремесленников Кортес раздобыл в давние времена, будучи по каким-то своим делам в Турции – распространяться об этом, как и вообще о своей прежней работе в имперской военной разведке, он не любил. Ещё требуется настоящая родниковая вода – в бутылках «от Белой Дамы Вирсавии», с годичной гарантией свежести, по 50 рублей за литр. Немножко хитрых приправ, пол-ложки сахара, щепотка соли…
Кофейные зёрна Артем молол на купленной по случаю ручной мельнице, мурлыкая под нос запавшую в память древнюю арабскую мелодию в обработке, кажется, Офры Хазы. Мелодия задавала ритм, движения становились, как и положено, плавными, зёрна тихо хрустели, и никакие посторонние мысли не омрачали спокойствие. В очередной раз проверив качество помола – то, что доктор прописал! – Артём отмерил положенное количество порошка в джезву, добавил сахар, соль и остальные ингредиенты, залил водой и поставил на плиту.
Пока вода медленно прогревалась, он приготовил прочие немаловажные атрибуты кофейной церемонии. Из холодильника были извлечены свежайший лимончик, тут же ошпаренный кипятком из чайника для улучшения аромата, и пузатая бутылка настоящего – жутко дорогого! – французского коньяка. Коньяка в ней оставалось меньше ста граммов, но больше и не требовалось. Почётное место во главе стола заняла артёмова любимая чашка, темно-синяя с золотой надписью «BOSS» на боку. Объемом ровно в пинту.
Тем временем вода в джезве нагрелась и начала закипать. Наступил самый ответственный момент: пена должна подняться до краев, но кофе убежать не должен. Артём прикоснулся кончиками пальцев к ручке джезвы и сосредоточился…
И в этот момент в дверь зазвонили. Очень настойчиво. Артём решил было игнорировать звонок, пока кофе не будет готов, но пена подниматься не спешила. А вот нежданный гость в дополнение к звонку принялся обрабатывать дверь кулаками и ботинками. Патентованное изделие мастеров отечественной танкостроительной промышленности гремело под этим натиском не хуже легендарного сражения под Прохоровкой, и Артём не выдержал. Он уменьшил огонь под джезвой и бросился открывать.
Гостем оказался низенький толстячок в расстёгнутой бобровой шубе до пола, из-под которой виднелись ядовито-жёлтая рубашка, мешковатые зелёные штаны и ярко-оранжевый галстук. Пальцы его были унизаны разнокалиберными перстнями, шея обмотана в три оборота толстенной золотой цепью, а лысую голову украшала широкополая шляпа ослепительно-синего цвета. Типичный представитель маленькой, но более чем заметной в Тайном Городе семейки концов. Артём видел его не впервые: Мурций Чейз, управляющий бара «Три педали», был давним и очень хорошим знакомым Кортеса.
– Какого черта, Мурций?!
Конец молча проскользнул в приоткрытую дверь, отпихнул Артема и принялся тщательно запирать замки. Накладной, врезной, сейфовый…
– Цепочка где? Чел, у тебя на двери даже цепочки нет! Сейчас нас убьют. Обоих! Придут и убьют! А всё из-за того, что ты сэкономил на дверной цепочке.
Голос Мурция был подчёркнуто спокоен, но Артёма это не обмануло.
– Что случилось, Мурций?
– Да ничего особенного. Просто чуды решили меня убить! А где Кортес?
– Уехал…
– Вот именно! Он уехал и велел мне в случае чего обращаться к тебе! А ты сможешь спасти мою драгоценную жизнь до приезда Кортеса?
Ответить на вопрос Артёму помешало громкое шипение. Распространившаяся следом волна кофейного аромата не оставила места сомнениям, и он бросился на кухню. Так и есть: кофе сбежал. Артем выключил плиту, переставил джезву на край мойки и схватился за тряпку. Мурций, проследовавший на кухню за хозяином, плюхнулся на табуретку, схватил со стола бутылку… и в один глоток ее осушил. Артём остолбенел. Его кофе! Его праздничный кофе с капелькой французского коньяка…
Мурций деловито откусил пол-лимона, прожевал и спросил:
– Чел, у тебя водка есть?
– Нету.
– А что есть?
– Текила.
– Ну давай свою текилу.
Артём совершенно механически достал из шкафчика маленькую запечатанную бутылку. Конец аккуратно свернул пробку, вытряс содержимое в синюю чашку с надписью «BOSS» и в два глотка выпил. Закусил остатком лимона. После чего повернулся к Артёму и поинтересовался:
– Что делать-то будем?
– А что надо?
– Не, ну ты определённо какой-то тупой! Если мы доживем до возвращения Кортеса, я обязательно поинтересуюсь, где он раздобыл себе такого тупого чела в напарники. Ты что, не понял?! Нас сейчас будут убивать!
В голосе конца зазвучали панические нотки. Артём сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Быстрая от природы реакция и долгие тренировки помогли ему оправиться от потрясения.
– Мурций, ты можешь объяснить мне толком, что происходит? Я ничего не понимаю.
– У тебя точно нет водки? – Конец тяжело вздохнул. – Чуды собираются меня убить.
– Зачем?
– Как бы это тебе объяснить? – Мурций явно замялся. – Ну, в общем, некий, скажем, рыцарь, довольно высокопоставленный и женатый на очаровательнейшей женщине…
– Ясно. Ваша пресловутая семейная тайна? – Семейная тайна концов касалась их невероятного и совершенно необъяснимого успеха у женщин.
– Она самая. В общем, магистр почувствовал некий зуд в темени…
– Магистр? Однако! И он решил тебя убить?
– А я тебе о чём битый час толкую?! – С катастрофического для Артёма момента появления Мурция прошло, если верить часам на стене, меньше пяти минут. – Я же сказал: у меня на хвосте погоня! Сейчас тут будет не меньше десятка Красных Шапок…
– Красных Шапок?! – Ситуация нравилась Артёму всё меньше и меньше. – С какой это радости магистр (кстати, который из них?) станет посылать за тобой Красных Шапок? Я ещё понимаю, хванов…
– Конечно, нет. Узурпаторов он за мной послал!
– А Красные Шапки тогда откуда?
– Шасы постарались.
– А они-то тут при чем?
– Видишь ли, Артём… Танец Феникса помнишь?
Танец Феникса Артём помнил. Он видел это представление в «Ящеррице» в тот самый день, когда Кортес и Яна рассказали ему о Тайном Городе. Сразу после этого у них возникли серьезные проблемы с Зелёным Домом, из которых удалось выпутаться с огромным трудом, но воспоминания это не омрачало. Феникс был воистину прекрасен.
– Вот этот самый феникс, пойманный, как говорили, в Марьиной Роще, на самом деле спокойненько жил себе у Юрбека Томбы. Есть у него небольшой собственный зверинец на юге, в городишке под названием Аскания Нова. Юрбек в свое время выиграл его в карты у барона фон.. фальц… Не помню. Чуд какой-то, наверно. Птиций узнал об этом и попросил меня помочь. Он мне, в общем-то, довольно близкий родственник, и я его выручил. Заключил контракт с парой наёмников…
– Понятно. – Мстить наёмникам в Тайном Городе всегда считалось дурным тоном. Мстили заказчику. В данном случае, ясное дело, Мурцию. – Остаётся уточнить только одну маленькую деталь: при чём тут, собственно, я?
– То есть как это при чём? Я же тебе всё объяснил: Кортес взялся уладить эти мои проблемы. Ты же в его команде? Вот он и велел мне обращаться к тебе, пока его не будет. И ты должен спасти мою жизнь!
Артём тяжело вздохнул. Призрак Выходного рассеялся как дым.
– И что мы теперь будем делать?
– Вот это я и хочу от тебя узнать, – заявил Мурций. Он встал из-за стола, подошел к окну и в ужасе ткнул пальцем в стекло:
– Они уже здесь! Видишь фургон! Красные Шапки приехали! Мы погибли!
Конец бросился к выходу из кухни. В то же мгновение оконное стекло разлетелось вдребезги, а в стене напротив образовались две аккуратных дырки о пуль.
– Они наняли снайпера! – завопил конец, трясущимися руками отпирая дверь, – Бежим!
«Двух,» – машинально мысленно уточнил Артём, бросаясь вдогонку.
* * *
«Вас беспокоит будущее ваших детей? Вы хотите видеть их здоровыми, сильными, красивыми? Летний детский лагерь Белой Дамы Саломеи на Андаманских островах – это именно то, что вам надо!..»
Муниципальный жилой дом.
Москва, улица Миклухо-Маклая.
29 февраля, вторник, 09:15.
– Пилите, Шура… Они точно золотые! – чуть заплетающимся языком уже в пятый раз продекламировал Мурций. Артём выдохнул, утер пот со лба и отложил надфиль. Да, конечно, спасибо Кортесу, что приучил хранить на тумбочке у входной двери карманный пенальчик с набором инструмента, но он мог бы додуматься положить туда и ножовку по металлу. А в ванной в шкафчике полный пузырек раствора разрыв-травы остался…
А ведь уйти им удалось довольно легко. Артём успел поймать Мурция за шиворот прежде, чем тот нажал на кнопку вызова лифта. Дверь квартиры, понятно, закрыли на все замки. А потом они тихонечко ушли наверх под аккомпанемент знакомого «Мля!», доносящегося из поднимающегося лифта. Красным Шапкам не хватило всего нескольких минут, потраченных на объезд дома.
Ключ от чердачной двери Кортес вручил Артёму ещё полгода назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37